Пересказ рассказа «Анна на шее» Чехова А.П.

План пересказа

1. Анна по расчету выходит замуж за Модеста Алексеевича.
2. Анна чувствует себя обманутой: она не распоряжается деньгами мужа.
3. Муж хочет с помощью Анны добиться повышения по службе.
4. Анна чувствует себя свободной: на балу она имела успех у мужчин.
5. Муж получает повышение по службе, Анна — свободу и «блестящую» жизнь. Свою семью она бросает в нищете.

Пересказ
Часть I

После венчания гостям не предложили даже легкой закуски. Молодые выпили по бокалу; переоделись и поехали на вокзал. Анна (девушка восемнадцати лет, очень красивая) и Модест Алексеевич (чиновник пятидесяти двух лет, «среднего роста, довольно полный, пухлый, очень сытый, с длинными бакенами и без усов, и его бритый, круглый, резко очерченный подбородок походил на пятку») после свадьбы поехали в монастырь на богомолье . Этим муж хотел показать, что «и в браке он отдает первое место религии и нравственности». На перроне все их провожали. Отец, как всегда, был пьян, все пытался что-то сказать Анне, «у него было жалкое, доброе, виноватое лицо», а ее братья-гимназисты «дергали его сзади за фрак и шептали сконфуженно: «Папочка, не надо…»»

В купе Модест Алексеевич сказал, улыбаясь: «Когда Косоротое получил орден святой Анны второй степени и пришел благодарить, то его сиятельство выразился так: «Значит, у вас теперь три Анны: одна в петлице; две на шее». Надеюсь, когда я получу Анну, то его сиятельство не будет иметь повода сказать мне то же самое». У Косоротова была сварливая и легкомысленная жена. Анна тоже улыбалась, боясь, что он поцелует ее «своими полными, влажными губами», «ей было и страшно, и гадко». Она вспомнила, как мучительно было венчание, ей казалось, что все глядели на нее печально. «Еще утром она была в восторге, что все так хорошо устроилось», а теперь «чувствовала себя виноватой, обманутой и смешной»: вышла за богатого, а денег у нее не было, отец и братья голодают…

«Когда умерла мать, отец, Петр Леонтьич, учитель чистописания и рисования, запил, наступила нужда, отца таскали к мировому, приходил судебный пристав описывать мебель». Она штопала чулки братьям , ходила на рынок, ей казалось, что весь свет видит ее дешевую шляпку…»

Поезд остановился на полустанке. За платформой слышался военный оркестр, на платформе гуляли дачники. Увидев знакомых, Аня забыла и о матери, и о свадьбе. Она весело смеялась, демонстрировала свой наряд, кокетничала с Артыновым, известным донжуаном. Когда поезд тронулся, она почувствовала, что «будет счастлива непременно, несмотря ни на что».

Вернувшись, молодые жили на казенной квартире. Модест Алексеевич был скуп и не помогал ее отцу и братьям, но любил много говорить о назначениях, о наградах, поучал Анну. Она боялась даже есть при нем, ходила к своим. Теперь, когда она стала хорошо одеваться, ее семья порой чувствовала себя сконфуженно, как будто осуждала ее не за брак не по любви, а за «шуршащее платье, браслетки», «но все же любили ее по-прежнему и еще не привыкли обедать без нее». Отец все так же пил.

Аня делала все, что хотел муж, и злилась на себя за то, что он обманул ее. Выходила она за него только из-за денег, а денег теперь было даже меньше. Муж дал отцу денег взаймы лишь раз, да и то с унизительными нравоучениями.

Часть II

Наступила зима, пришло время ежегодного зимнего бала. Модест Алексеевич все-таки решил купить Анне на платье сто рублей. Насчет своего внешнего вида она посоветовалась только с отцом и «постаралась вообразить себе, как бы оделась на бал ее мать. Ее покойная мать сама одевалась всегда по последней моде и с радостью возилась с Аней, одевая ее изящно, как куклу». Она же научила ее говорить по-французски, превосходно танцевать мазурку. «Аня так же, как и мать, умела щурить глаза, принимать красивые позы, глядеть печально и загадочно». Увидев свою молодую жену во всем великолепии, Модест Алексеевич самодовольно сказал: «Я тебя осчастливил, а сегодня ты можешь осчастливить меня. Прошу тебя, представься супруге его сиятельства, через нее я могу получить место старшего докладчика!»

На балу Анна чувствовала себя прекрасно. Когда она увидела себя в зеркале, «освещенную множеством огней, то в душе ее проснулась радость и предчувствие счастья…» Она шла гордая, самоуверенная, чувствуя себя богатой и свободной, не девочкой, а дамой. Ей даже казалось, что ее старый муж придавал ей таинственности. Она танцевала страстно, с увлечением, понимая, что имеет успех у мужчин. Вдруг музыка стихла, ряды гостей расступились, и прямо к ней подошел его сиятельство: «Я прикажу посадить вашего мужа на гауптвахту за то, что он до сих пор скрывал от нас такое сокровище. Моя жена ждет вас с нетерпением». И она стала помогать его жене на благотворительном базаре, всем улыбалась, понимая, что созда
на исключительно для этой блестящей жизни с танцами и поклонниками.

Когда она увидела изрядно пьяным своего отца, «ей было уже стыдно, что у нее такой бедный, такой обыкновенный отец».

На следующий после бала день сначала к ней приехал Ар-тынов, потом его сиятельство. С того момента Аня уже не обедала со своей несчастной семьей, ходила к ним редко. Она развлекалась с Артыновым, ездила на пикники, на охоту, «возвращалась домой каждый день под утро…» Модест Алексеич «перед ней стоял теперь с тем же заискивающим, сладким, холопски-почтительным выражением, какое она привыкла видеть у него в присутствии сильных и знатных». Теперь она говорила с ним презрительно и не боялась требовать у него денег.

На Пасху Модест Алексеич получил Анну второй степени. Его сиятельство сказал: «Значит, у вас теперь три Анны — одна в петлице, две на шее…»

Предыдущий:

Следующий:

lol123