1812 год в изображении Л. Н. Толстого (по роману «Война и мир»)

Роман «Война и мир» был задуман Л. Н. Тол­стым как история о декабристе, возвращаю­щемся после амнистии в 1856 году. Но чем больше писатель работал с архивными ма­териалами, тем больше он понимал, что, не рассказав о самом восстании и о войне 1812 года, нельзя написать этот роман. Так замысел постепенно трансформировался, и Толстой создал грандиозную эпопею. Это рассказ о подвиге народа, о победе его в войне 1812 года.

Позже Толстой писал, что главная мысль ро­мана — «мысль народная». Она заключается не только и не столько в изображении самого народа, его быта, жизни, а в том, что каждый положительный герой романа в конце концов связывает свою судьбу с судьбой нации.

Л. Н. Толстой был участником Севасто­польской обороны. В эти трагические меся­цы позорного поражения русской армии он многое понял, осознал, как страшна война, какие страдания она несет людям, как ведет себя человек на войне. Он убедился в том, что истинный патриотизм и героизм проявля­ются не в красивых фразах или ярких подви­гах, а в честном выполнении долга, военного и человеческого, несмотря ни на что.

Этот опыт сказался в романе «Война и мир». В нем нарисованы две войны, которые во многом противопоставлены друг другу. Война на чужой территории за чуждые инте­ресы шла в 1805—1807 годах. И истинный героизм солдаты и офицеры проявляли лишь тогда, когда понимали нравственную цель сражения. Вот почему они стояли геро­ически под Шенграбеном и позорно бежали под Аустерлицем, вспоминает князь Андрей накануне Бородинского сражения.

Война 1812 года в изображении Толстого носит совершенно другой характер. Над Россией нависла смертельная опасность, и в действие вступили те силы, которые ав­тор и Кутузов называют «народным чувст­вом», «скрытой теплотой патриотизма».

Кутузов, объезжая позиции накануне Бо­родинского сражения, увидел ополченцев, надевших белые рубахи: они готовились по­гибнуть за Родину. «Чудесный, бесподоб­ный народ», — с волнением и слезами про­изнес Кутузов. В уста народного полководца вложил Толстой слова, которые выражают и его мысли.

Толстой подчеркивает, что в 1812 году Россию спасли не отдельные личности, а усилия всего народа в целом. По его мнению; в Бородинском сражении русские одержали нравственную победу. Толстой пишет, что не только Наполеон, но все солдаты и офи­церы французской армии испытывали оди­наковое чувство ужаса перед тем врагом, который, потеряв половину войска, стоял в конце сражения так же, как и в начале его. Французы были морально сломлены: оказы­вается, русских можно убить, но не побе­дить. Адъютант докладывает Наполеону со скрытым страхом о том, что французская артиллерия бьет в упор, а русские продол­жают стоять.

Из чего же складывалась эта непоколеби­мая сила русских? Из совместных действий армии и всего народа, из мудрости Кутузова, чья тактика «терпение и время», чья опора прежде всего на силу духа в войсках.

Эта сила складывалась из героизма солдат и лучших офицеров русской армии. Стоит вспомнить, как ведут себя солдаты полка князя Андрея, поставленные в резерв на при­стрелянном поле. Их положение трагично: под непреходящим ужасом смерти они стоят более восьми часов без еды, без дела, теряя людей. Но князю Андрею «делать и приказы­вать было нечего. Все делалось само собою. Убитых оттаскивали за фронт, раненых отно­сили, ряды смыкались. Если отбегали солда­ты, то они тотчас же поспешно возвраща­лись». Вот пример того, как выполнение дол­га перерастает в подвиг.

Эта сила складывалась из патриотизму не на словах, а на деле лучших людей из дворянства, таких как князь Андрей. Он отказался служить в штабе, а взял полк и во время сра­жения получил смертельную рану. И Пьер Безухов, сугубо штатский человек, едет в Мо­жайск, а затем и на поле сражения. Он понял смысл фразы, которую услышал от старого солдата: «Всем народом навалиться хотят… Один конец сделать. Одно слово — Москва». Глазами Пьера нарисована картина сраже­ния, показан героизм артиллеристов на бата­рее Раевского.

Эта непобедимая сила основывалась на героизме и патриотизме москвичей, поки­давших родной город, как ни жалко им было оставлять на погибель свое имущество. Вспомним, как Ростовы покидали Москву, стараясь увезти на подводах самое ценное из дома: ковры, фарфор, одежду. А потом Наташа и старый граф решают отдать под­воды раненым, и все добро сгружают и оставляют на разграбление врагу. В то же время ничтожный Берг просит одну подво­ду, чтобы вывезти из Москвы прекрасный шкаф, который он купил задешево… Даже во время патриотического подъема никогда не обходится без бергов.

Вообще, тема партизанской войны зани­мает особое место в романе. Толстой под­черкивает, что война 1812 года действи­тельно была народной, потому что сам на­род поднялся на борьбу с захватчиками. Сражались уже отряды старостихи Васили­сы Кожиной, Дениса Давыдова. Толстой в романе подробно описывает действовав­шие отряды. Это отряд Денисова, где са­мый нужный человек — Тихон Щербатый, народный мститель. Партизанские отряды уничтожали наполеоновскую армию по час­тям. Толстой ярко описывает жестокую, не на жизнь, а на смерть народную войну: «Дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной си­лой, и, не спрашивая ничьих вкусов и пра­вил, с глупой простотой, но с целесообраз­ностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие».

Толстому ненавистна война, и он рисует не только картины сражений, но и страдания лю­дей, будь то враги или свои. Отходчивое рус­ское сердце подсказало, что можно пожалеть обмороженных, грязных, голодных францу­зов, взятых в плен. Это же чувство и в душе старого Кутузова. Обращаясь к солдатам Преображенского полка, он говорит, что пока французы были сильны, мы их били, а теперь и пожалеть можно, ведь тоже люди. У Толсто­го патриотизм неотделим от гуманизма, и это естественно: простым людям война всегда была не нужна.

Здесь есть смысл вспомнить историчес­кую концепцию писателя. На страницах ро­мана, и особенно во второй части эпилога, Толстой говорит о том, что до сих пор вся история писалась как история отдельных личностей, как правило тиранов, монархов, и никто до сих пор не задумывался над тем, что является движущей силой истории. По мысли Толстого, суть ее в так называемом «роевом начале», духе и воле не одного че­ловека, а нации в целом, и насколько силен дух и воля народа, настолько вероятны те или иные исторические события. Так, побе­ду в Отечественной войне 1812 года Тол­стой объясняет тем, что столкнулись две во­ли: воля французских солдат и воля всего русского народа. Эта война была справед­ливой для русских, они воевали за свою Ро­дину, свою землю, поэтому их дух и воля к победе оказались сильнее, чем у францу­зов. Поэтому победа России над Францией была предопределена.

Война 1812 года стала рубежом, испыта­нием для всех положительных героев в ро­мане: для князя Андрея, который чувствует необыкновенный подъем перед Бородин­ским сражением, веря в победу; для Пьера Безухова, все мысли которого направлены на то, чтобы помочь изгнанию захватчи­ков, — он даже разрабатывает план убийст­ва Наполеона; для Наташи, отдавшей под­воды раненым, потому что не отдать их было нельзя, не отдать было стыдно и гадко; для Пети Ростова, принимающего участие в военных действиях партизанского отряда и погибающего в схватке с врагом; для Де­нисова, Долохова, даже Анатоля Курагина. Все эти люди, отбросив все личное, стано­вятся единым целым, участвуют в формиро­вании воли к победе.

Эта воля к победе особенно ярко проявляет­ся в массовых сценах: в момент сдачи Смо­ленска (вспомним купца Ферапонтова, кото­рый, поддавшись какой-то неведомой, внут­ренней силе, велит все свое добро раздать солдатам, а что нельзя вынести — поджечь); при подготовке к Бородинскому сражению, в ожидании боя партизан с французами.

Итак, Толстой рисует войну 1812 года как на­родную, Отечественную, когда на защиту Ро­дины поднялся весь народ. И сделал это писа­тель с огромной художественной силой, со­здав грандиозный роман-эпопею, которому нет равных в мировой литературе.

Предыдущий:

Следующий:

lol123