Человек перед лицом истории в произведениях А. С. Пушкина

1. Соотношение исторической достоверности и психологической убедительности.
2. Историческая драма «Борис Годунов.
3. Роман «Капитанская дочка».

Оратор римский говорил
Средь бурь гражданских и тревоги:
«Я поздно встал — и на дороге
Застигнут ночью Рима был!»
Так!., но, прощаясь с римской славой,
С Капитолийской высоты
Во всем величье видел ты
Закат звезды ее кровавый!..
Ф. И. Тютчев

Трудно переоценить то значение, которое имеет творчество А. С. Пушкина в истории русской словесности. Не последнюю роль играет оно и в нашем восприятии некоторых важных исторических этапов развития России. Интерес писателя к истории родной страны не подлежит сомнению. Подтверждением служат такие произведения, как «Арап Петра Великого», «Борис Годунов», «Капитанская дочка», «Полтава», «Медный всадник». С мастерством истинного художника слова Пушкин воссоздавал в каждом из этих произведений своеобразие колорита эпохи, с тонким психологизмом рисовал нравы и обычаи конкретного времени. Однако при всем уважении к гению великого русского поэта необходимо отметить, что достоверность ряда исторических событий и фактов, попавших в поле творческого внимания Пушкина, не всегда заслуживает полного доверия. Как и многие другие писатели, он порой опирался не на аргументированные исторические свидетельства, а на легенды и слухи. Примером может служить предание об отравлении В. А. Моцарта. А. Сальери, которому Пушкин приписывает это злодеяние, по мнению историков, не имел никакого отношения к смерти своего великого собрата по искусству.

Вслед за Н. М. Карамзиным Пушкин повторяет версию об убийстве царевича Димитрия Иоанновича по распоряжению Бориса Годунова. Однако современные историки, проанализировавшие дошедшие до наших дней письменные свидетельства, пришли к выводу, что Борис не был причастен к смерти царевича. Впрочем, в данном случае несоответствие между данными современной науки и взглядом писателя на события, предшествовавшие Смутному времени, вполне естественно. Дело в том, что Пушкин опирался на авторитет Карамзина, значимость вклада которого в развитие исторической науки неопровержима. Карамзин также придерживался мнения, что Димитрий был убит по приказу Годунова, что не лишено логики. «Убил тот, кому это выгодно», — гласит расхожая истина, применяемая следователями и авторами детективных романов.

Но при всех отклонениях от исторической достоверности творческий гений Пушкина являет нам живые и убедительные образы той или иной эпохи, одновременно поднимая серьезные проблемы нравственного и философского характера. Коллективная реакция на исторические события и личностный отклик на них — вот одна из проблем, затрагиваемых в драме «Борис Годунов». Каждый из персонажей драмы вынужден определить свою позицию в меняющихся исторических условиях. Например, князь Шуйский являет собой пример лавирования, приспособления к ситуации. Пока положение Годунова не вполне определилось, Шуйский, обращаясь к другому потомку «Рюриковой крови», князю Воротынскому, предлагает «народ искусно волновать», подрывая популярность Годунова и склоняя народ на свою пользу. Однако когда Борис принимает царский венец, Шуйский отрекается от своих слов, оправдывая их хитростью. Он хотел узнать «тайный образ мыслей» своего собеседника. «Лукавый царедворец!», — метко характеризует его Воротынский.

Пример невозмутимого спокойствия и мудрого созерцания перед лицом истории являет другой персонаж драмы — летописец Пимен. Некогда он и сам был участником многих важных исторических событий своей эпохи: он «воевал под башнями Казани», сражался с литовцами, «видел двор и роскошь Иоанна». Но теперь он удалился от мира. И все же он не просто монах, он — хранитель исторической памяти. Именно так видит сам Пимен свое предназначение, свое послушание перед Богом — донести до потомков непредвзятый рассказ о прошлом родной страны.

Молодой монах Григорий тоже определяет свою позицию по отношению к историческому развитию России. Григорий не в силах довольствоваться ролью простого наблюдателя, летописца, которую ему предлагает Пимен. Дерзкий авантюрист принимает решение творить историю, а не бесстрастно фиксировать то, что происходит вокруг. Позиция Отрепьева, несомненно, имеет сходство с позицией царя Бориса — ведь и Годун

Предыдущий:

Следующий:

lol123