Мой Пушкин

Каждый человек живет в своем отрез­ке времени. У каждого из нас — свой Пушкин. Александр Сергеевич для ме­ня — поэт вечного пространства. Когда-то он посвятил Жуковскому следующие строки:

Его   стихов   пленительная   сладость

Пройдет    веков    завистливую   даль…

Я отношу эти строки к самому автору, весь мир поэзии поэта бесконечно бли­зок и дорог мне.

Помню тихий,  напевный голос мамы:

Три девицы   под    окном

Пряли     поздно      вечерком…

Сказать, что это произведение мне просто понравилось, — значит не ска­зать ничего. Я была в восторге и проси­ла маму перечитывать мне сказку снова и снова, пока наизусть не заучила по­нравившиеся мне строки:

Три девицы   под    окном

Пряли     поздно     вечерком.

«Кабы я была царица,   —

Говорит одна девица,    —

То   на   весь  крещеный  мир

Приготовила   б  я пир».

«Кабы я была царица,   —

Говорит ее сестрица,   —

То на весь  бы мир одна

Наткала  я полотна».

«Кабы я была царица,   —

—    Третья молвила сестрица,  —

Я   б для   батюшки-царя

Родила     богатыря».

В своих мечтах я представляла, что и у меня есть такой же прекрасный город с дворцами, теремами, садами.

С годами я взрослела и открывала для себя нового Пушкина.

В его стихах и поэмах мудрость, улыбчивость, нравственная высота, на кото­рой нет места зависти, жадности, глупо­сти — тому, чем изобилует жизнь.

Я настолько прониклась поэзией Пуш­кина, что мое мироощущение стало до удивления совпадать с настроением поэта.

В светлые дни осени я возвращаюсь к Пушкину. Его мир лишен резких очер­таний — во всем видна рука гения: небе­са светлы и высоки, душа легка и полна, сквозь прозрачный воздух и свет тонко прорисован смысл бытия. Я живу в эти дни и наслаждаюсь полной свободой. Я погружаюсь в строки, омывающие душу чистой и прозрачной печалью: Унылая   пора!   очей   очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса —

Люблю   я   пышное   природы  увяданье,

В багрец и в золото одетые леса.

Пушкин был настоящим живописцем, он воспринимал природу зорким взгля­дом художника и тонким слухом музы­канта.

Александр Сергеевич влюблялся, но взаимности не находил.

Переживания претворились едва ли не в самые поэтические строки в мировой литературе:

Я вас любил: любовь еще,  быть может,

В душе моей угасла  не  совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

О, если бы в нашей жизни было такое благородство чувств!

Судьба коварна, и очень часто счастью не дано осуществиться и любимым луч­ше расстаться:

Но ты забудь меня, мой друг,

Забудь меня,   как забывают

Томительный   печальный   сон,

Когда под утро отлетают

И тень и…

Пушкин был проницателен и как ника­кой другой поэт мог отразить красоту женщины:

Все в ней гармония,   все диво,

Все выше мира и страстей;

Она покоится стыдливо

В красе   торжественной  своей;

Она кругом себя взирает:

Ей нет соперниц,   нет подруг;

Красавиц   наших   бледный   круг

В ее сиянье исчезает.

Куда бы ты ни поспешал,

Хоть   на любовное   свиданье,

Какое б в сердце ни питал

Ты сокровенное мечтанье,   —

Но, встретясь с ней, смущенный, ты

Вдруг   остановишься    невольно,

Благоговея     богомольно

Перед  святыней красоты.

Пушкин зорко видел всю окружающую его жизнь и внимал ей. Его произведе­ния именно поэтому так близки мне и многим читателям. Он смог «жить, чтоб мыслить и страдать», и, читая его строки, мы мыслим и страдаем вместе с ним.

По-моему, не воспринимать поэзию Пушкина — значит быть бездуховным че­ловеком. Погибнет пушкинское слово — погибнет Духовность, защита от зла. Прозреть, вернуться к истине призывает нас великий гений земли Русской Алек­сандр Сергеевич Пушкин:

Творцу молитесь:   он   могучий;

Он правит ветром;  в знойный день

На небо насылает тучи;

Дает  земле  древесну   сень.

Предыдущий:

Следующий:

lol123