Образ М. Кутузова в романе Л. Н. Толстого «Война и Мир»

Эпопея «Война и мир» Л. Н. Толстого — величайшее произведение русской и ми­ровой литературы. Писатель дал в ней ши­рокую картину жизни русского общества в период с 1805 по 1820 год. В центре ро­мана — разгром русскими в 1812 году не­победимой до тех пор армии Наполеона. На фоне исторических событий дана хро­ника жизни трех дворянских семей — Рос­товых, Болконских и Безуховых. Но наряду с вымышленными героями в романе изоб­ражены подлинные исторические лица — Кутузов, Наполеон, Александр I, Сперан­ский и др. Воссоздавая исторические со­бытия, автор показывает истинно народ­ный характер Отечественной войны.

В отличие от отдельных исторических деятелей, например Александра, Напо­леона, думающих о славе, о власти, Куту­зов способен понять простого человека и сам по натуре простой человек. Тол­стой великолепно запечатлел некоторые черты характера великого русского пол­ководца: его глубокие патриотические чувства, любовь к Отечеству и ненависть к врагу, близость к солдату. Кутузов был связан с народом тесными духовными узами, и в этом его сила как полководца. В решающие моменты военной кампании 1812 года Кутузов ведет себя и действует как полководец, близкий и понятный ши­роким солдатским массам, как подлин­ный русский патриот.

Основным художественным приемом, который использует Л. Н. Толстой, явля­ется антитеза. Этот прием — стержень произведения, пронизывающий весь ро­ман снизу доверху. Противопоставлены философские понятия в заглавии романа, события двух войн (войны 1805—1807 го­да и войны 1812 года), сражения (Аустер­лиц и Бородино), социумы (Москва и Пе­тербург, светское общество и провинци­альное дворянство), действующие лица. Характер противопоставления носит и описание двух полководцев — Кутузова и Наполеона.

В романе Кутузов противопоставлен и немецкому генералитету, всем «пфулям», «вольцогенам», преследующим ко­рыстные цели, он во всем противостоит Наполеону. Весь облик Наполеона, ини­циатора захватнической, несправедли­вой войны, ненатурален и лжив. А образ Кутузова является воплощением просто­ты, добра и правды. Однако теория фата­лизма, которой придерживался Толстой, сказалась также и на трактовке образа Кутузова. Наряду с исторически и психо­логически верными чертами его характе­ра имеются и надуманные черты. Кутузов был гениальным полководцем, он прошел прекрасную военную школу под руковод­ством Суворова, все его операции отлича­лись глубиной стратегического замысла. Отечественная война 1812 года явилась триумфом его полководческого искусст­ва, которое оказалось выше военных за­мыслов Наполеона. В своей многогранной военной и дипломатической деятельности Кутузов проявлял глубокий и проница­тельный ум, незаурядные организатор­ские способности, использовал практиче­ский военный опыт.

Толстой изображает Кутузова как муд­рого полководца, глубоко и верно пони­мающего ход событий: не случайно пра­вильная оценка Кутузовым хода событий всегда подтверждается впоследствии. Так, он верно оценил значение Бородин­ского сражения, заявив, что это — побе­да. Как полководец он явно стоит выше Наполеона. Именно такой военачальник был нужен для ведения войны 1812 года, и Толстой подчеркивает, что после пере­несения войны в Европу русской армии потребовался другой главнокомандую­щий: «Представителю народной войны ничего не оставалось, кроме смерти. И он умер».

Антиподом Кутузова в романе является Наполеон. Толстой решительно выступил против культа Наполеона. Для писателя Наполеон — агрессор, напавший на Рос­сию. Он сжигал города и села, истреблял русских людей, грабил, уничтожал вели­кие культурные ценности, приказал взо­рвать Кремль. Наполеон — честолюбец, стремящийся к мировому господству. В первых частях романа автор со злой иро­нией говорит о преклонении перед Напо­леоном, которое возникло в высших светских кругах России после Тильзитского мира. » Толстой характеризует эти годы как «время, когда карта Европы перерисовы­валась разными красками каждые две недели», и Наполеон «уже убедился, что не нужно ума, постоянства и последова­тельности для успеха». С самого начала романа Толстой ясно выражает свое от­ношение к государственным деятелям той эпохи. Он показывает, что в поступ­ках Наполеона, кроме прихоти, не было никакого смысла, но «он верил в себя, и весь мир верил в него».

Если Пьер видит в Наполеоне «величие души», то для Шерер Наполеон — вопло­щение французской революции и уже по­этому злодей. Юный Пьер не понимает того, что, став императором, Наполеон предал дело революции. Пьер защищает и революцию, и Наполеона в равной ме­ре. Более трезвый и опытный князь Анд­рей видит жестокость Наполеона и его деспотизм, а отец Андрея, старик Болкон­ский, сетует, что нет Суворова, который показал бы французскому императору, что значит воевать.

Каждый персонаж романа думает о На­полеоне по-своему, и в жизни каждого ге­роя полководец занимает определенное место. Надо сказать, что и по отношению к Наполеону Толстой был недостаточно объективен, утверждая: «Он был подобен ребенку, который, держась за тесемочки, привязанные внутри кареты, воображает, что он правит». Но Наполеон в войне с Россией не был бессилен. Он просто оказался слабее своего противника — «сильнейшего духом», по выражению Тол­стого.

Писатель рисует Наполеона, знамени­того полководца и выдающегося деятеля, как «маленького человека» с «неприятно-притворной улыбкой» на лице, с «жирной грудью», «круглым животом» и «жирными ляжками коротеньких ног». Наполеон предстает в романе как самовлюблен­ный, самонадеянный властитель Фран­ции, упоенный успехом, ослепленный славой, считающий себя движущей си­лой исторического процесса. Безумная гордость заставляет его принимать ак­терские позы, произносить напыщенные фразы. Всему этому способствует рабо­лепие окружения императора. Наполеон Толстого — «сверхчеловек», для которого имеет интерес «только то, что происходило в его душе». А «все, что было вне его, не имело для него значения, потому что все в мире, как ему казалось, зависело только от его воли». Не случайно слово «я» — лю­бимое слово Наполеона. Насколько Ку­тузов выражает интересы целой нации, настолько Наполеон мелок в своем эгоцен­тризме. Сопоставляя двух великих полко­водцев. Толстой делает вывод: «Нет и не может быть величия там, где нет простоты, добра и правды».

Между тем Л. Н. Толстой всюду стре­мится отметить, что Кутузов был лишь мудрым наблюдателем событий, что он ничему не мешал, но и ничего не органи­зовывал. В соответствии со своими исто­рическими взглядами, в основе которых лежало отрицание роли личности в исто­рии и признание извечной предопреде­ленности исторических событий, автор раскрывает образ Кутузова как пассив­ного созерцателя, являвшегося якобы лишь послушным орудием в руках Прови­дения. Поэтому у Толстого «Кутузов пре­зирал ум и знание и знал что-то другое, что должно было решить дело». Это дру­гое — «старость» и «опытность жизни». Князь Андрей при встрече с Кутузовым заметил, что у него осталась лишь «одна способность спокойного созерцания со­бытий». Он «ничему полезному не поме­шает и ничего вредного не позволит». По мнению Толстого, Кутузов руководил только моральным духом войска. «Долго­летним военным опытом он знал и стар­ческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борющихся со смертью, нельзя одному человеку, и знал, что решает участь сражения не распоря­жения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он сле­дил за этой силой и руководил ею, на­сколько это было в его власти». Все это высказано с намерением принизить орга­низаторскую роль Кутузова в Отечествен­ной войне. Кутузов, разумеется, прекрас­но понимал, что все из перечисленных элементов играют свою (в зависимости от обстоятельств) большую или меньшую роль в войне. Иногда это место, иногда вовремя отданное распоряжение главно­командующего, иногда превосходство в вооружении.

Однако мощный реализм Толстого не­редко преодолевает путы фаталистичес­кой философии, и на страницах романа появлялся Кутузов, полный кипучей энер­гии, решимости, активного вмешательст­ва в ход военных действий. Таким мы видим Кутузова, когда потрясенный рас­сказом князя Андрея о бедствиях Рос­сии, «с злобным выражением лица» он говорит по адресу французов: «Дай срок, дай срок».

Таков Кутузов и в Бородинском сраже­нии, когда немец Вольцоген, холодным умом и сердцем равнодушный к судьбе России, докладывает ему, по поручению Барклая-де-Толли, что все пункты русских позиций в руках неприятеля и что войска бегут. А какова энергия, решимость, сила гениальной проницательности Кутузова на военном совете в Филях, когда он отдавал приказ об оставлении Москвы во имя спа­сения России и русской армии! В этих и не­которых других эпизодах романа перед на­ми подлинный полководец Кутузов.

Можно сказать, что образ Кутузова са­мый противоречивый в романе, потому что художественные описания Толстого противоречат его философским взглядам. В одних мы видим Кутузова пассивным созерцателем, в других — истинным пат­риотом, подлинным полководцем. Но, не­смотря ни на что, «Война и мир» — увле­кательное произведение. Толстой много рассуждает о человеке вообще, как о не­кой абстракции, лишенной каких-либо сословно-классовых, национальных и вре­менных признаков. И как бы писатель ни доказывал, что все случилось по воле Провидения и что личность не играет ни­какой роли в истории, время показало, что Кутузов действительно гениальный полко­водец, и его роль в исходе Отечественной войны велика.

Предыдущий:

Следующий:

lol123